» » Стихии. Четыре уровня бытия

 

Стихии. Четыре уровня бытия

Стихии. Четыре уровня бытия


Дорогой друг,

Я очень рада, что ты можешь назвать все знаки зодиака в прямом и обратном порядке. Это очень хорошо! Ты увидишь, что это здорово экономит время. Это действительно так.

Твои вопросы всегда возникают в нужное время и помогают мне формулировать собственные мысли. Ты спрашиваешь: «Что подразумевается под четырьмя стихиями (четырьмя элементами) — Землей, Воздухом, Огнем и Водой — если мы знаем, что существует множество иных стихий? Используются ли эти четыре стихии (четыре элемента) по сей день?»

Да, их применяют до сих пор, но не связывают с таблицей химических элементов. Фактически, ни одна из этих стихий не входит в периодическую систему элементов. Некоторым исключением, да и то с натяжкой, можно считать воду — Н0О. На самом деле, стихии представляют собой базовую четверку различных качеств, а вовсе не определяют свойства материи. Возможно, самым простым способом объяснить, что же представляют собой стихии, будет рассказать ту историю, которую много лет назад поведал мне мой учитель М.

Мы шли по Принс-стрит в Нью-Йорке в то место, которое он именовал своей лабораторией. Она находилась в том же здании, где этажом выше — в благоухающей хлоркой и розами квартире — жил Гермес, первый астролог, с которым я познакомилась. В лаборатории М. была комната для медитаций, еще одна комната поменьше, в которой стояла кушетка, был камин с каминной полкой и два окна с видом на пожарную лестницу, и маленькая кухонька, отгороженная старой занавеской. В лаборатории был прекрасный тяжелый ковер, висящий над каминной полкой, на котором были изображены мастер в тюрбане и его юный ученик. Я думаю, это был персидский ковер. И в комнате совершенно удивительно пахло смесью ароматических масел, которые хранились у М.: роза, сибирский кедр, лаванда, нарцисс — я просто не могла надышаться ими вдоволь. Каким-то совершенно непонятным образом эти запахи пробивались сквозь дым крепчайших кубинских сигар. М. был крупным, сильным седоволосым мужчиной, с аристократическим носом с горбинкой и румяным лицом. Даже тогда я понимала, что наша встреча — огромная удача для меня.

В тот день М. — в прекрасном темно-синем кашемировом пальто, шарфе и лихо сдвинутой набок мягкой фетровой шляпе — первым вошел в лабораторию. Он уверенно подошел к окну, раздвинул занавески и воскликнул: «И сказал Господь Моисею: Да будет свет!» Он всегда говорил это, и свет действительно являлся, что бы ни говорила история по этому поводу. Я помню, что мы сидели на кушетке и я задала ему тот же самый вопрос, который сейчас задаешь мне ты. Он взмахнул рукой, указав на персидский ковер, висящий на стене, и сказал: «Дорогая, позволь мне рассказать тебе одну историю». Поскольку мне в то время было всего 20 лет, я сидела, поджав под себя ноги, и слушала его, как дитя. История звучала примерно так.

Некогда жил один добрый человек, шотландский фермер, который как-то решил отправиться летом на рынок. (М. знал о моих шотландских предках.) Поскольку до рынка было далеко, а день был жаркий, фермер взял с собой кожаную бутыль с водой. Он прихватил с собой и немного денег, чтобы купить на рынке провизию своей семье.

В конце концов, он дошел до священного родника — старого источника под деревьями у края дороги. На ветвях дерева, растущего над источником, были развешаны тысячи разноцветных тряпочек, поскольку, видишь ли, это был священный источник, источник желаний, а цветные тряпочки люди завязывали для того, чтобы напомнить духам о своих желаниях. Вдруг из-за деревьев появилась расторопная и приветливая старая женщина — как раз в то время, что фермер загадывал свое желание и наполнял кожаную бутыль чистой вкусной водой. А фермер пожелал немножко больше знать о Боге. Только после того, как фермер привязал свою тряпочку к ветке ивы, женщина заговорила с ним: «Доброе утро, — сказала она. — Я вижу, что у тебя есть желание». (Попытка М. воспроизвести шотландский акцент с его отчетливым звуком «р» вызвала у меня смех.)

«Ага», — сказал фермер.

«Ну, я загадаю тебе загадку, и если ты отгадаешь ее до заката солнца, я обещаю тебе, что твое желание исполнится», — сказала она, добродушно подмигнув фермеру.

«Кто ты?» — спросил пораженный фермер.

«Ну, я — это я, — ответила она. — Ну а теперь загадка. Что на земле есть такого, что чем больше ты отдаешь, тем больше получаешь в ответ?»

Фермер почесал в затылке и так и не смог ничего придумать. Он отправился дальше, в недоумении потирая лоб.

Вскоре после этого он наткнулся на маленькую девочку, сидящую на обочине дороги. Малышка была в поту и вся красная от жары. Она плакала, потому что ей ужасно хотелось пить. Без колебаний фермер остановился и поделился с ней водой из своей бутылки. Девочка выпила всю воду до последней капли. Она вытерла губы и поблагодарила фермера. Фермер пошел дальше. Он знал, что отдал воду и теперь ее стало меньше, так что вода не могла быть ответом на загадку.

Он шел по дороге и вскоре наткнулся на старого нищего, который поведал ему очень печальную историю. Он поверил рассказу о несчастьях и отдал нищему все свои деньги, оставив себе только несколько фартингов. Он решил, что на продукты хватит и этого. Опять он отдал что-то и знал, что денег у него стало меньше. Поэтому деньги тоже не были ответом на загадку.

Когда фермер почти дошел до города, дорогу ему преградил кривляющийся дурак. Фермер подумал, что бедняга, должно быть, повредился головой, потому что тот попросил у него воздуха. «Но вот же он — воздух, вокруг тебя!» — сказал фермер. «Но я не вижу его!» — прохныкал дурак. «Ой, прекрати молоть чепуху!» — засмеялся фермер. Он сделал вид, что берет пригоршню воздуха и вручает ее дураку, который чуть не упал на землю, так он был благодарен за этот подарок! Но фермер-то знал, что ничего не дал дураку, поэтому воздух тоже не мог быть отгадкой на вопрос старухи.

Когда фермер дошел до рынка, в кармане у него было всего лишь несколько фартингов. Поэтому он походил по рынку, поболтал с друзьями и, поскольку денег у него было кот наплакал, решил купить «кота в мешке». В таком мешке мог оказаться поросенок, но, как правило, там был лишь котенок. Фермер наугад выбрал мешок. Там что-то зазвенело. Больше никаких звуков из мешка не доносилось. Пожав плечами, фермер отправился домой, потому что было уже поздно. Наконец, он остановился, чтобы все-таки посмотреть, что лежит в мешке. Там оказалась старая лампа — возможно, какой-то жестянщик решил так пошутить. А в лампу был вставлен огарок свечи, наполовину объеденный мышами. Ну, в конце концов, ему хоть что-то досталось. Жена наверняка придумает, как можно использовать эту лампу.

Фермер снова двинулся по направлению к дому, наслаждаясь вечерней свежестью и прохладой и любуясь закатом. Дорогу было видно, идти было легко. Примерно на полпути к колодцу небо затянуло облаками с моря, и вокруг сразу же потемнело. Приближалась гроза. Фермер по-настоящему обрадовался, что у него с собой есть лампа. Поэтому он решил остановиться и разжечь ее с помощью кремневого кресала. Он прошел еще немного вперед по дороге, как вдруг услышал пронзительные крики из крошечной лачуги, стоявшей на лугу слева от дороги: «Остановись! Постой! Посвети нам!»

К нему подбежали две девушки, а за ними — встревоженная мать. Все они заговорили наперебой, пытаясь рассказать о своих несчастьях. Один из детей дал потухнуть огню в камине. Отца дома нет. Без огня у них нет ни света, ни возможности приготовить отцу ужин. А отец должен прийти с управляющим имением, который должен обо всем докладывать землевладельцу, у которого они арендуют свой участок. Они могут лишиться своего дома! И так далее, и тому подобное. Поэтому наш добрый фермер отправился вместе с ними в дом, своей свечой зажег им лампу и развел огонь в камине, чтобы вскипятить чайник. На лицах женщин он видел искреннюю благодарность. Сейчас в доме было, по меньшей мере, девять источников света, помимо его собственного.

И он увидел, насколько хорош арендуемый ими участок, и понял, что управляющий будет доволен ими. Мать настояла на том, чтобы он взял хлеба и сыра, и фермер продолжил свой путь.

В конце концов, он добрался до источника и не слишком удивился тому, что из-за деревьев навстречу ему снова вышла та же пожилая женщина. «А, ты снова пришел, — сказала она. — Ну как, разгадал ты мою загадку?»

«Да, я нашел ответ, добрая женщина. Это две стихии из четырех. Когда я отдавал землю и воду, я оставался в убытке. Воздуха я вообще не мог дать. Но огонь, о, огонь! Чем больше я давал его, тем больше получал в ответ».

Старуха мудро улыбнулась: «А твое желание исполнилось, фермер?»

«Да, оно исполнилось, — согласился фермер. — Это похоже на любовь. Чем больше ты отдаешь ее, тем больше получаешь взамен». И, низко поклонившись старой мудрой ведунье, он твердым шагом направился домой, зная, что за сокровище он принесет своей жене с рынка. Старая лампа — по крайней мере, для него самого — отныне стала совершенно волшебной.


«Каким образом?» — спросила я его, понимая тогда все буквально. М. не стал отвечать на мой вопрос, но попросил подумать над этим самой. «Потому что научила его чему-то относительно Бога? » — спросила я.

«Когда какие-то скромные предметы могут научить нас чему-то, они становятся для нас волшебными. В истинном смысле этого слова — безо всяких трюков и фокусов».

Эта короткая история многому научила меня и продолжает учить по сей день, потому что я смогла воспользоваться этим образом в качестве примера того, как ты можешь научиться любить людей, которые тебе не особенно нравятся. Ты можешь сказать себе, что все мы — это языки пламени одного костра, заключенные в светильники разных тел, обладающих самыми разными свойствами. Личные вкусы и склонности притягивают нас к одним лампам сильнее, чем к другим. Но при этом очень важно помнить, что в каждом человеке присутствует один и тот же источник света, как бы мы его ни называли. Юнг называл его «Я», но у этого источника есть множество имен, и все они обозначают одно и то же.

В этой истории о стихиях рассказано с точки зрения Огня, но не следует думать, что в проявленном мире какая-то одна стихия превосходит все остальные. Все стихии являются символами четырех необходимых процессов, происходящих в мире. Они постоянно взаимодействуют друг с другом и неразрывно связаны. Одним из основных принципов астрологии является необходимость мыслить символами и аналогиями для того, чтобы установить связи между различными уровнями сознания. Благодаря этому мы приобретаем способность сочетать внешние явления и события с внутренним смыслом и значением, медленно, но верно узнавая, что они являются одним и тем же. Здесь есть одна очень смешная вещь — узнавая, какие знаки зодиака являются огненными, земными и так далее, ты начинаешь интуитивно понимать, какая именно стихия будет преобладать в карте того или иного человека, потому что существуют определенные психосоматические признаки. Однако зачастую ты, скорее всего, определишь восходящий знак человека (знак на асценденте в момент рождения), который описывает физическую внешность и психологический облик (или тот способ, которым, по Юнгу, мы склонны взаимодействовать с внешней средой).

Таким образом, как ты в дальнейшем увидишь, символизм стихий дарит нам озарения в отношении физических, психологических и духовных особенностей. Тебе прекрасно известно о том, что древние греки обожали спорить на тему, какая из четырех стихий является главной. Одно время они даже выделяли пятую стихию — как квинтэссенцию всех четырех — Эфир. Эфир считался невидимым и неосязаемым. Сегодня, благодаря физике, мы знаем, что, скорее всего, древние греки дошли до понимания концепции «энергетических полей». Важно помнить, что с точки зрения астрологии четыре стихии подобны четырем частям света или кресту: они описывают четыре способа бытия, четыре различных подхода к одному и тому же. Прекрасным примером этого являются четыре Евангелия Нового Завета. У каждого из четырех евангелистов есть собственный символ, полученный, безо всякого сомнения, из видения пророка Иезикииля, описанного в Ветхом Завете. Они представляют собой четыре «фиксированных» проявления стихий — «фиксированных» в том смысле, что они являются самым стабильным выражением каждой из стихий.

Лука — бык (Телец, фиксированная Земля). Описание Луки жизни Иисуса краткое и безыскусное, очень земное.

Марк — лев (Лев, фиксированный Огонь). Его описание жизни Христа представляет собой журналистскую историю в стиле экшн.

Матфей — человек (Водолей, фиксированный Воздух). Это описание основной акцент делает на словах и идеях Иисуса.

Иоанн — орел (Скорпион, фиксированная Вода). Иоанн сосредотачивается на мистической и эмоциональной стороне жизни Христа.


В средневековых монастырях монах должен был изучать Библию фразу за фразой, пытаясь интерпретировать каждое предложение с точки зрения этих четырех стихий. В этом таится ключ к тому, почему столь часто духовные учителя обучают с помощью притч или коротких историй. Они запоминаются гораздо лучше абстрактных принципов, потому что облечены в образы и понимать их можно на многих уровнях. Нам следует делиться с детьми, клиентами и пациентами этим способом видения, слушания и интерпретации идей. Символы помогают обрести озарения на фактическом, интеллектуальном, эмоциональном и мистическом уровнях. Сновидения становятся настоящими персональными притчами, как только мы научаемся смотреть на них таким образом и видеть на разных уровнях. Стихии дают множество подсказок, помогающих отвечать на правильно поставленные вопросы о нашей жизни, действиях, мыслях и намерениях.

Все религии изобилуют историями, наполненными таким волшебным смыслом. Проблема заключается в том (и Джозеф Кэмпбелл потратил целую жизнь на то, чтобы научить нас этому)

Джозеф Джон Кэмпбелл (1904-1987) — американский исследователь мифологии, наиболее известный благодаря своим трудам по сравнительной мифологии и религиоведению. Джозеф Кэмпбелл приобрел большую популярность после ряда телевизионных интервью с журналистом Биллом Мойерсом в 1985 и 1986 годах, а также благодаря тохму, что именно он, по словам Джорджа Лукаса, явился вдохновителем фильма «Звездные войны»

что мы слишком часто склонны путать исторические события и символические послания. Будучи материалистами, мы склонны понимать все события буквально и фиксировать их, а это невозможно. Почему? Потому что на самом деле в расчет принимается не сам факт, а то, что мы считаем фактом. Каждое поколение, равно как и каждый человек в отдельности, склонны интерпретировать «факты» по-разному. Культура на самом деле представляет собой некое соглашение внутри большой группы людей, которое касается этих самых важных «фактов». Например, то, что мы пользуемся электричеством, является фактом. Тот факт, что три тысячи лет назад люди не пользовались электричеством, не означает, что электричество тогда не существовало потенциально. Просто мы эволюционировали до того уровня, когда стало возможным открыть электричество и начать им пользоваться. Нет никаких сомнений в том, что пророк, странствующий по пустыне и возвещающий о холодильниках, турбинах и лампах накаливания, не мог бы вызвать ничего, кроме смеха. Факт заключается в том, что электричество существовало всегда, просто мы этого не знали. Точно так же всегда существовали мифы и астрология. Наши установки в отношении и мифов, и астрологии менялись на протяжении веков. Будем ли мы отрицать их, смеяться над ними, принимать их или восхищаться ими как чудом — это зависит от наших установок. Когда мы были детьми, нас учили понимать все эти вещи буквально, чтобы мы поменяли свою интуитивную реальность «на суровую правду жизни». Все это прекрасно отражено в стихотворении Уильяма Вордсворта «Ода: Откровения бессмертия».

Наше рождение — всего лишь сон и забывание.

Душа, которая восходит вместе с нами, путеводная звезда нашей жизни,

Покидает свою обитель И приходит откуда-то издалека.

Не в полном забытьи И не полностью нагими,

Но облаченные в сияющие облака,

Приходим мы от Бога, который и есть наш дом.

В младенчестве нас окружают небеса.

Тени нашей тюрьмы-дома начинают сгущаться Над головой растущего мальчика,

Но он видит свет и его источник.

Он видит это в своей радости.

Юноша, который должен каждый день все дальше уходить от востока,

Все еще остается жрецом природы,

И его путь осиян Великолепным видением.

Наконец, мужчина ощущает, что должен умереть,

И растворяется в свете обычного дня.


Увы, по мере того, как мы взрослеем, мы все чаще и чаще сталкиваемся с буквальным подходом, не осознавая этого. На самом деле, это парализует мудрость и ограничивает ее лишь одним уровнем понимания. Можно сказать, что это привязывает нас только к двум нижним чакрам. За таким буквализмом стоит благое намерение — создание безопасной и благопристойной социальной структуры. Но, отрицая неизвестное, страшась того, что оно может оказаться потенциальным злом, фундаменталисты любой ценой пытаются уничтожить нерушимое, а именно — архетипиче-ский мир человеческой психики. Как сказал Гераклит, «даже коров приходится бить, чтобы перегнать на более зеленое пастбище».

Давайте в качестве примера возьмем один простой образ из Упанишад: «На дереве сидят две маленькие птички. Одна из них ест плод, а другая смотрит на это». Если взглянуть на этот пример буквально, то этот образ является тем, что он есть, — очаровательным описанием чего-то такого, что происходит во всем мире, везде, где есть плодовые деревья и птички. Ну и что?

Однако, если ты станешь толковать этот образ с позиции четырех стихий, то будешь все глубже и глубже погружаться в пучины смысла, что, в конечном итоге, подарит тебе натуралистические, философские, эмоциональные, психологические и духовные озарения. Какая из этих двух птиц ты? А я? Быть одной или другой птицей — значит участвовать без понимания или понимать без непосредственного опыта. Боже мой! Можем ли мы быть этими двумя птицами по очереди? А одновременно? Какая из этих двух птиц является интровертом? А какая — экстравертом? И так далее. В итоге мы придем к мудрости того первого учителя, который описал этот образ на санскрите тысячи лет назад, предвосхитив концепции «Я» и эго Юнга, объясняя, что наблюдатель — это атман, «Я», а едок — ахамкара, эго.

В заключение, поскольку ты так быстро продвигаешься в обучении, поразмышляй над тем, какие процессы скрыты в этом маленьком образе. Как ты могла бы интерпретировать их интеллектуально? Эмоционально? Мистически? Какие чувства одна птица испытывает по отношению к другой? По отношению к плоду? Что представляет собой плод? Предложи этот образ паре своих пациентов. Как они будут реагировать на него? С какой из двух птиц станут себя отождествлять? Что кажется более важным — действие или наблюдение за действием?

Я пытаюсь довести до твоего сознания следующее: какой пустой тратой символизма и символического мышления была бы ситуация, когда индуист-фундаменталист пришел бы к тебе и заявил: «Эти две птицы проделали все это в 510 году до нашей эры по вашему летоисчислению, в среду, в июле. Это факт!» Он был бы абсолютно прав! Но эти две птицы продолжают проделывать все это до сих пор, на каждом фруктовом дереве, растущем на земле, каждый день каждого года. Это тоже факт. Какой из них более важный? Более глубокомысленный?

Эти две маленькие птички порхают на странице книги, которую ты читаешь, в твоем разуме и душе, заново вызывая и усиливая ту историю, которую ты уже прочитала. Они будут продолжать порхать по истории, неся свое маленькое мудрое послание. Да будет благословен мастер, который первым увидел этот простой факт и высвободил его из жесткой привязанности к времени и месту, символически дав ему крылья.

Счастливого полета, с неизменной любовью,

Э. О.
Поделись с друзьями или добавь в закладки:
Автор: admin от 22-04-2014, 20:28, посмотрело: 4839

Категория: Статьи


Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Вопрос:
На какой планете мы живем?
Ответ:*